?

Log in

Ольга Балла

Между тем, Olga Balla одарила меня бесценным подарком -- написала рецензию на книжку (бесценным, ибо, когда кидаешь камешки в колодец, никогда не ждешь услышать всплеск, не так ли?)

Воздух № 2 / 16 - 5:

Василина Орлова. Мифическая география. – М.: Воймега, 2016. – 88 с.

Что может быть мифичнее географии внутренних пространств – мест, прожитых на собственном опыте да так и ставших с тех пор даже не частью его, а самой его формой? – городов ли, улиц, площадей, московского ли метро, или и вовсе безымянных – на карте и не отыщешь – мест: тропинки, по которой случилось однажды пройти «в разбитых ботинках <…> вдоль стерни, что затянута дымом ли, дымкой», дома, где «ходики висели / в той комнате, и розовые обои / с витыми розами…» Да ни одному выдуманному не сравниться. Единожды пережитое, чем бы оно ни было, если вдруг отчего-то запомнилось, чем-то задело, - притягивает к себе и смыслы и предсмыслия и слепливает их в неповторимые, устойчивые конфигурации. Каждый случайно встретившийся человек, каждый предмет, каждый запах способен стать архетипом – образцом ещё не знаешь для чего, это он потом сам себе подберёт. Вот эту личную мифологию вместе с той гео- и топографией, к которой она привязана, и осваивает словом, и выговаривает осторожно для внешнего рассмотрения Василина Орлова.

А ведь она действительно мифическая, эта география. На берегу какой-нибудь особенно чутко пережитой реки всякое может случиться:

Сидела на углу реки, руки сложив,
Грифон
Положил умную голову на хозяйкино колено
И обслюнявил джинсы.
Задумчиво чесала его за ухом, задевая медные чешуйки ногтями,
Как струны лиры,
Потом встала
Да и оборотилась,
Глянула на меня ненароком.

С тех пор сама не своя, брожу шатаясь…

[2016]

Щепа

Щепа тщеты --
Тщета щепы,
Тащемта.

("Щепа, тщета" -- Инга Кузнецова; я правильно открыла, что эпиграфы нужно ставить в конце, дабы они did not steal the thunder).

Ламбруско

я пила несладкое ламбруско
и читала ветренных этрусков,
в пальцах эолических державших ветер: нитку деревянных кораблей,
над морем пены
впередисмотрящий
так и не крикнул земля, земля, мол,
а холм кротовый, залитый известкой,
вмерещился, под ноги прыгнул будто, и из-под ног ушел.

~
"Пила сладкое ламбруско", Ольга Брагина (вместо эпиграфа).

Антуан

Все -- зомби, сволочи и упыри,
Я -- Антуан де Сент-Экзюпери

И Антуанистей, де-Сент-Экзюперей
Не сыщешь на планете жалкой сей



(Первые две строки с незначительными изменениями украдены у прекрасного Виталия Пуханова; сиречь тут должен быть эпиграф)

Актер немого кино

актер немого кино
стоит в немом удивлении
немного
Прости, но я
Телепорти


*
В субботу я телепортировал василисков,
В гидрокостюме, всё по инструкции, звери по списку,
Но все же один улучил секунду, прорвал заграждение,
И в камень обратил гражданку и телепортационное снаряжение.

...Collapse )

Такая

Я, говорит, не такая,
А сама не то что такая,
Но и еще какая.

Зерцало

Юности честное зерцало
Горело, плыло и мерцало.

Чащоба

Жила в избушке в лесной чащобе,
Чаяла со дня на день воскресения мертвых --
У края кладбища жить, еще бы --
И папиросы смолила трухлые "Петр Первый".

Петр и Феврония

В день наших Петра и Февронии
Сломали Советский Союз
И хрень непонятну построили,
С тех пор я Февроний боюсь.